Skip to content

Индустрия моды в России — быть или не быть? | Интервью с Александрой Ванюшиной

Откровенное мнение дизайнера о кухне отечественных Недель моды можно услышать довольно редко. Многие мастера этого искусства видят в столичных подиумах цель, с успехом достигают ее и живут от сезона к сезону. Но история бренда Alexandra Vanushina совсем не про это.

Типичная, на первый взгляд ничем не примечательная биография дизайнера Александры Ванюшиной кому-то может показаться чересчур скучной и однообразной — мол, где же громкие имена, стажировки в великих Домах моды, убедительно звучащие Недели моды мира и т.д. Да, этого не так много, как у некоторых мастеров дизайнерского искусства. Но даже если намеки на подобные вещи и были, то Александра ими абсолютно не кичится, а напротив, говорит очень скромно, будто рассказывая старую байку.
В моей голове всегда складывался стереотип, что профессия находит своего мастера еще в детстве. Логично было бы предположить, что дизайнер должен ходить в художественную школу, вышивать гобелены с начальной школы и одевать кукол во всевозможные платья с турнюрами невероятных размеров. История Александры довольно похожа на эту.
Все началось с вязания, поэтому в основном у меня были свитера, которые позже передаривали и продавали. Потом была художественная школа, а настоящее развитие в сфере творчества началось во процессе обучения в Британской школе дизайна.
После учебы в Университете Поплавского в Киеве девушка продолжила обучение в «British High School of Art and Design». Но судьба сложилась так, что Александра не закончила учебное заведение. «Не добрала полбалла по английскому языку! Пять раз его пересдавала, а в последний — попала в аварию по пути на экзамен и поняла — не судьба». А далее начался этап, который сама дизайнер называет «хватит учиться, пора начинать». И начала. Бренд Alexandra Vanushina сразу нашел поклонников в среди «звезд» отечественной эстрады (клиентами марки являются Надежда Бабкина, Сати Казанова, Алика Смехова, Анастасия Макеева, Юлия Меньшова и т.д.).
В ходе разговора Александра кокетливо и скромно добавила: «было предложение стажироваться у Юдашкина…». Я удивлена — наверняка за такую возможность ухватились бы миллионы молодых дизайнеров страны, но Александра отказалась: «У меня внутри был такой толчок — я уже созрела и хочется вырваться. Со своим делом к Юдашкину уже, конечно, не пойдешь, но на тот момент я решила пожертвовать этим».
Фото: Сергей Чумиков
И тут моя вечная борьба со смешными стандартами и стереотипами берет верх — мы возвращаемся к разговору об образовании.
Многие считают, что в России и Украине до сих пор очень сложно с образованием в сфере дизайна, и если ты хочешь добиться успеха в этом деле, — нужно бежать заграницу или, по крайней мере, обучаться в филиалах.
Я абсолютно согласна с этим. Я не училась в Институте им. Плеханова, поэтому я сказать не могу, какой уровень образования там, к примеру. Множество русских дизайнеров, творчество которых мне нравится, получило образование здесь. Хотя, опять же, у Алёны Ахмадуллиной, допустим, уже есть хорошая, профессиональная команда, состоящая из ребят, обученных и здесь и заграницей. Я не думаю, что все, что создается этим брендом сегодня — это только Алена.
Чем, на твой взгляд, обусловлено такое качество образования в этой сфере? Например, если взглянуть на СССР, то здесь все понятно — страна попросту не могла себе позволить развивать специалистов на мировом уровне. Но сегодня, в век технологий и возможностей уже можно привозить стоящие знания из заграницы, делиться ими, в конце концов привозить мастеров к нам… Если бы это кому-то было нужно правда…
Действительно, мне кажется, что это просто не поддерживается никак: ни правительством, никем. В любом случае все идет «сверху». Нет никаких, скажем, пособий или программ для студентов. Каждый собственными силами старается что-то создать.
Думаю, это отношение к моде в принципе. Опять же, на Западе к ней относятся как к части культуры.
Согласна. На Западе понимают, что это еще и серьезный источник дохода — один из самых главных бизнесов, наравне с туризмом.
А хотелось ли развить свою марку так, чтобы она была востребована заграницей?
Конечно, какому дизайнеру не хотелось бы? Сейчас бренд переживает период становления. И цель, конечно же, занять свою позицию в мире моды.
Alexandra Vanushina, SS’14
Насколько я знаю, в Неделях моды вы участия не принимаете. Какое у вас к ним отношение?
Честно говоря, даже если бы у меня были эти большие деньги, чтобы поучаствовать в Неделе моды, у меня нет особого желания. Я понимаю, что это — ярмарка тщеславия — приходят все, кому не лень, чтобы себя показать. А тех, для кого ты это делаешь — байеров — у нас всё равно нет. Естественно, заграницей хочется поучаствовать. Поэтому приходится искать какие-то варианты: вот сейчас буду принимать участие в Estet Fashion Week — более демократичный для молодых дизайнеров вариант.
А как же дизайнеры, которые все-таки принимают участие в Неделе моды. Как думаете, что ими движет? Или они просто хотят славы?
Честно говоря,  когда есть деньги, почему бы и нет? Это все же PR, знакомства. Хотя вот Чапурин, например, поехал представлять коллекцию в Питер. На Неве проходил мой самый первый показ, когда я только начинала. Там всё совершенно по-другому: байеров и людей заинтересованных больше, чем в Москве. Там есть идея, отдача, серьезное отношение.
Что может изменить мнение власти и мнение людей об отечественной моде? Многие люди, с которыми я разговаривала на наших Неделях моды, согласны, что мероприятия совершенно не на том уровне, но все же надежда умирает последней.
Вот Александр Васильев сейчас, я слышала, в правительстве ведет всевозможные лекции, все стараются достучаться до правительства любыми способами. Ну, а вдруг получится, и кто-то из депутатов начнет нас поддерживать (смеется).
А где вообще сейчас молодой дизайнер может найти поддержку? Можно ли рассчитывать на спонсорство?
Почему нет? Возвращаясь к Неделям моды, стоит упомянуть, что сегодня бесплатно туда никто не попадает. Когда-то меня и еще четырех дизайнеров отобрали для показа под эгидой «Grazia». Вот в то время мы ни копейки не потратили, спасибо огромное этой организации. Но сегодня это уже нереально. Но рассчитывать на спонсорство можно. Сейчас есть социальные сети, Instagram, надо начинать с чего-то малого. Я тоже с малого начинала — какие-то знакомые, рейлы стояли в съемной квартире, приходили знакомые, подружки, приглашалась портниха, и начиналось ОНО. А сейчас каждый свой look, каждую свою идею можешь сразу же выкладывать в соц.сеть, получать кучу лайков и заказов.
Вы очень много работаете со знаменитостями. Чьи наряды вам запомнились больше всего?
Запоминающихся нарядов было много. Например, наряд для Сати Казановой на МузТВ. В основном предлагаем звездам наши платья, особенные редко делаем. Но Бабкина Надежда Георгиевна у меня — фаворитка! Мы с ней много сотрудничаем.
Сати Казанова в платье Alexandra Vanushina на преммии Муз-ТВ
На воспоминаниях о Надежде Георгиевне мы и остановились. После начались фото для вездесущего Instagram, примерка платьев (я не могла остаться в стороне) и традиционный блиц опрос.

БЛИЦ-ОПРОС

Парфюм: свежий, сладкий или терпкий?
Терпкий. Древесный
Vogue или Elle?
Vogue
Любимый исполнитель
Уменя меняются вкусы и сейчас больше в сторону рока.
Поэзия или проза?
Проза
Что (кто) делает женщину счастливой?
Мужчина