Skip to content

Дима Неу: «Я призываю к единению»

Помнится, американский проект «Подиум» я смотрела чуть ли не с открытым ртом, а знаменитое «make it work» Тима Ганна неизбежно вошло в лексикон. Что же до российского аналога, появление его на экране взбудоражило всех, кто разделял мою любовь к зарубежному шоу, а значит не следить за ним было невозможно. С первых дней в моем списке фаворитов появился эпатажный, необычный Дима Неу. Казалось, он сразу знал чего хотел и шел к этой цели своим путем. Такая экранная уверенность создала в моей голове определенный образ. Но каково же было удивление, когда спустя четыре года после окончания «Подиума» передо мной предстал скромный, вежливый и зрелый молодой человек – прямая противоположность тому «зеленому» парню.


У вас феноменальное образование: знаменитая омская школа, не менее известный и уважаемый Saint Martins. А что вы можете сказать о работах студентов московских ВУЗов? У них есть какая-то своя «фишка»?

Скажу честно, я вообще не слежу за модой. И редко смотрю показы других дизайнеров. Но могу сказать, что однажды я участвовал в конкурсе молодых дизайнеров в качестве жюри. Он как раз проходил в Москве, и возможно, в большинстве там были именно столичные дизайнеры. Не могу сказать, что их объединяет какая-то общая стилистика. Наверное, благодаря тому, что Москва сама по себе такая разнообразная, это по-своему вдохновляет, поэтому у всех разные направления. Но и каких-то сильных ребят назвать не могу. Потому что Москва очень расслабляет студентов – тут, знаете, очень много соблазнов. Мне кажется больше дарований приезжают из провинции. Регионы значительно отличаются. Вот у Санкт-Петербурга, например, своя стилистика.

Чем она отличается, чем выделяется?

Мне кажется, у них больше классическая школа, в их костюме это очень читается. В основном это какие-то вечерние решения и многое заимствовано из русского костюма – плетения, фактура и т.д. Думаю, именно это их отличает. Но лучше всего, конечно же, я знаю омскую школу дизайна.

dima-neu1

Я брала интервью у дизайнера из вашего института и услышала мнение о том, что в его выпускниках, из-за того, что они знают о почете и таких высоких отзывах, появляется пафос и statement – «я – классный». Вы с этим согласны?

Безусловно, так и есть. Омская школа – это лидер среди школ России по дизайну, все об этом знают. И в силу того, что мы учились у профессоров моды, мы, конечно, это очень ценим. В первую очередь, ценим преподавателей, потому что они действительно уникальны. И сама система обучения очень схожа с британской, поскольку наши педагоги постоянно ездят туда, стажируются, проходят курсы повышения квалификации. На самом деле, нет никаких рамок в обучении, и именно это позволяет тебе раскрыться полностью, с той изюминкой, которая в тебе есть.

То есть преподаватели это не гасят и дают возможность развиваться?

Именно, развивают твои собственные уникальные качества. Чего как раз нет в других основных классических школах дизайна. Мне кажется, что это крайне важно, это основополагающий фактор в обучении. И в британской школе обучают таким же образом. Нет конкретной задачи чтобы ты ходил каждый день на занятия, чтобы все слушал. Там очень легко и вдохновенно обо всем рассказывают, стараясь мотивировать каждого из учеников. Учат раскрывать свою идею и это, конечно же, способствует результатам.

Ну а потом, после обучения, вы приехали в Москву. У вас здесь была работа в магазине. А потом случился проект «Подиум» и…

Да, сначала была работа в магазине. Я просто приехал в Москву, был еще очень молод. Во-первых, у меня была сумасшедшая дипломная коллекция и мой мозг был слишком творчески устроен, особенно после поездки в Лондон. Я не представлял, как буду работать на промышленные бренды, производящие партии одежды, и думать о том, как одеть массового потребителя. Поэтому, не найдя себя сразу в каком-то дизайне, я пошел работать в магазин «Подиум» на Кузнецком мосту, с целью изучить процесс работы с одеждой, спрос потребителя, который мне интересен (именно люксового потребителя) и все эти тонкости. Там меня заметили менеджеры, пригласили работать в офис самого магазина, я начал работать дизайнером и постепенно переходил из одного бренда в другой.

Я знаю, что вы работали для Киры Пластининой.

Да, и для Киры Пластининой тоже. Соответственно, набирался опыта, учился, непосредственно практиковался в дизайне, который я уже знал. Съездил в Китай, прожил там полгода, изучал производство и все остальное. Вернувшись, я уже попал на проект «Подиум».

Я, если честно, смотрела в то время проект и болела за двух дизайнеров, вы – один из них.

Большое спасибо

А после победы в проекте в вашей жизни случилась первая Неделя моды Mercedes-Benz. Вы помните свои первые ощущения? Первый показ, подготовка… это же очень масштабное событие!

Да, это был один из самых важных моментов в моей жизни. И конечно я понял, что я еще довольно молодой парень, что не был готов к такому серьезному повороту. Как говорится – «У страха глаза велики». Я был готов, но не ожидал, что будет такое масштабное мероприятие и естественно, у меня не было ни команды, ни людей с которыми я уже 100% работаю над брендом и т.д. Поэтому все было немножко сыро, но очень эффектно, именно в плане дизайна и самой коллекции. И это нашло свой отклик, что отметил даже в Британский Vogue.

Да , у вас были очень хорошие отзывы.

Спасибо. Как раз они меня и вдохновили, но в тот же момент расслабили. И вместо того, чтобы сразу найти команду, я потерялся. Я не понимал что делать. Если бы был рядом наставник, который помог, объяснил, то наверняка я бы последовал его примеру. Но все в жизни происходит методом проб и ошибок. Поэтому, слава Богу, что так все произошло, потому что это привело меня к тому, что я имею сегодня.

А что потом? Я могу назвать дальнейший период «перерывом», этаким затишьем.

Были показы, и на Неделе моды тоже. Но они, можно сказать, были неудачными. Потому что много факторов нужно учитывать при подготовке коллекции, при ее разработке, при подготовке к показу. К сожалению, я этого не учел, поэтому они были тихими, о них практически никто не узнал, кроме тех, кто собственно присутствовал. И после этого я понял – раз уж у меня пока нет команды для того, чтобы подготавливать показы и как-то стартовать в этом плане, нужно наладить продажи в магазинах и заниматься непосредственно продуктом. И я начал по чуть-чуть производить одежду, налаживать контакты с магазинами, поставлять ее, т.е. сейчас мы продаемся в «Цветном», продавались в «Подиуме». Также сейчас повезли поставку в магазин «Гардероб», «Flashstore» и другие. За эти полтора года, которые я делаю промышленные коллекции, я уже наработал себе какой-то клиентский запас. И в принципе коллекции продаются, это востребовано, многие вещи уже являются бестселлерами.

Это, наверное, ваши пуховики прекрасные, которые сейчас очень «в тренде»?

Да, пуховики расходятся как горячие пирожки!

Значит, у вас, насколько я понимаю, немного сдвинулась цель, в плане сегмента люкс?

Да, мои планы изменились. Изучив рынок, я решил, что могу занять нишу, которая никем не занята на российском рынке – это дизайнерская одежда в сегменте «средний плюс». В принципе, в Москве такого предложения нет, и, соответственно, по тем ценам, по которым мы продаем дизайнерские, авторские решения, это, наверное, уникальный продукт. Поэтому мы объявляем себя фаворитом импортозамещения и с удовольствием рады сотрудничать с другими магазинами, регионами и тд. Это линия, с которой мы начали свой путь, но DIMANEU – это бренд, и мы будем выпускать разные линии, о которых вы вскоре узнаете

А где вы приобретаете ткани? Некоторые дизайнеры говорят, что при существующей политическо-экономической ситуации, искать ткани в России невозможно.

Я хочу сказать, что в нынешней политическо-экономической ситуации приобретать ткани в России было бы идеально. Но в ситуации с нашим производством я могу сказать, что это бесполезно искать, так как все заводы еще в советские времена закрылись, а то, что осталось – это, конечно же, смешно, и что из этого можно пошить я себе не представляю. Безусловно хотелось бы иметь возможность тотального «made in Russia», и я во всех интервью отмечаю, что это огромный недостаток нашей страны. Заводов было очень много и было бы великолепно наладить это производство, так как у нас самые лучшие цены на него в данный момент, в связи с курсом доллара. И если бы мы производили еще и из своего сырья, то могли бы выйти и на зарубежный рынок.

В одном из интервью вы говорили, что в Москве тяжело, что это очень тяжелый город. Из-за чего? Вы имеете ввиду ритм города?

Когда ты приезжаешь в Москву, ты ей очарован, восторжен. Я был влюблен в это место какое-то время. Но по прошествии 10 лет я могу сказать , что Москва ­– город довольно жестокий, и надо либо научиться общаться на таком же уровне и стать самому жестче, либо этот город тебе не подходит. Я человек добрый, в какой-то мере мягкий, и мне это нравится, я не хотел бы меняться, а условия заставляют и это, конечно же, не радует.

А есть какое-то место, в котором вам хотелось бы поработать, пожить?

Есть много городов, в которых я еще не был. Но и многие из тех, в которых я был, так же меня привлекают. Например, Лондон, Лос-Анджелес. Мне очень там нравится. Вообще я по сути своей – космополит, мне бы не хотелось жить в одной стране, в одном городе. Люблю перемещаться, мне нравится сменять локации.

В ваших коллекциях очень много архитектурности, геометричности и сдержанности цветов. Что вы думаете о коллекциях тех дизайнеров, которые любят использовать сразу все цвета радуги и почему вы выбрали именно такой путь, такой «минимализм», когда это пришло?

Вообще я не очень люблю говорить о каких-то других дизайнерах (смеется). Я просто мало сталкиваюсь с их творчеством, но в целом, я всегда говорю, что качественно сделанный продукт найдет своего потребителя. И если это качественно сделанная вещь, пусть в ней будет хоть 50 цветов, мне она понравится. Но, как правило, это очень странные сочетания, особенно в российском дизайне, поэтому я решил от этого абстрагироваться. Я не очень хорошо работаю с цветом, поэтому у меня его не так много. Я хорошо работаю с кроем. Форма, линия, пластика, складки и т.д. – это то, за чем надо следить в моей коллекции. Это я обожаю, для этого достаточно и одного оттенка, но ведь девочки любят цвета, поэтому я старюсь делать какие-то предложения на эту тему, хотя мне бы нравилось делать всю одежду серой.

Давайте теперь про новую коллекцию. Чего ожидать от вас на этот раз? В прошлом сезоне ваш показ в плане концепта и шоу запомнился многим. Это было очень красиво и феерично. А что будет в этом году?

В этом году шоу, конечно, будет продолжаться. И естественно заявив о себе снова мы уже не планируем уходить куда-то на перерыв, планируем постоянно участвовать в Неделе моды. В финале, конечно же, будет очень яркий перфоманс, и сам показ в целом, будет тоже довольно необычным, а коллекция очень яркая.

О чем она?

Несмотря на то, что я аполитичный человек и не очень люблю смотреть телевизор, я понимаю, что ситуация вокруг страны довольно мрачная. Это так или иначе играет свою роль на дизайне и я хотел посредством своей коллекции вдохновить людей, настроить их на сплочение, возможно даже возродить патриотизм. Все-таки мы – общество и в принципе все проблемы, которые у нас возникают, решаются благодаря нашему единству. Коллекция SS’16 призывает к единению народа в это сложное время, воспевает некоторые детали российской государственной символики которая, как путеводная звезда, будет вести нас к вершине пьедестала на мировом олимпе.


Фото: Саша Штепо (@shtepsi)

Специально для RussModa Magazine