Skip to content

Интервью: Вика Привалова

О кино, самореализации и «терапевтическом искусстве»


– Вы в начале шутки вставляете? Пошутите и про меня. Напишите, к примеру, что Вика Привалова на интервью пришла в смешных носках с тыквами.

Заглядываю под стол. И правда, Вика Привалова на интервью пришла в смешных носках с тыквами.


06

Вика Привалова – режиссер кино и театра, мультипликатор и художник мультимедиа, в чьей голове уживаются идеи доброго мультфильма про волшебных птиц и интерактивного спектакля, концепции трагикомедии с графикой игровых приставок и мультимедийных роликов в духе ранних клипов Ляписа Трубецкого. Ее работы, вне зависимости от формы, стремятся к единой цели: через ласковую игру с чувством и эмоцией зрителя и детскую фантазию, овладевшую инструментами новой эпохи, пробраться к простым человеческим истинам.

Режиссер мультфильма «Как Гоголь “Нос” написал», гостившего на фестивалях от Греции до Маарду («лучший фильм молодого автора» на кинофестивале «Невиданное кино», «Выбор зрителей» в конкурсе «Окно в Интернет» на фестивале «Окно в Европу 2014»), короткометражных фильмов «Красотка» и «Be a man», замеченного в Каннах (программа Cannes Short film Corner 2016), художник мультимедиа в спектакле «Девушки в любви» («Практика»), сегодня Вика Привалова ставит «Совместные Переживания» на сцене Центра им. Вс. Мейерхольда. О спектакле, работе в сфере искусства и возможности стать человеком Возрождения в условиях современности Вика рассказывает Fashion Rotation.

Первой публикацией в нашем разделе «Культура» был твой мультфильм «Как Гоголь “Нос” написал». Помню, я тогда очень удивилась, что кто-то у нас делает подобные вещи.

Для российской анимации он эксцентричен. Мне часто говорили: «Мы думали, ты панк». «Мы думали, это вообще мальчик сделал». На европейских фестивалях эстетика «Гоголя» воспринималась совершенно адекватно – не как сумасшедший эксперимент.

Твои последние работы тоже называют эксцентричными?

Называют «не для русского зрителя». К примеру, мой дипломный фильм, «Be a man», после съемок которого я полтора месяца пролежала на кровати, говоря своей соседке: «я не изобрела новый киноязык. Всё пропало. Я ничтожество». Да, это всего лишь мой дипломный фильм. Там тоже есть анимация, смешанная техника съёмки, парики, неон, 8-битная графика, никакой типичной русской хандры, холодца и селедки. Говорили даже, что сюжет не очень знаком русскому человеку. Фильм рассказывает о парне, который постоянно играет в видеоигры, и о том, как это на нем отражается. О консьюмеризме, об обществе потребления, о телевизоре, который диктует герою, как нужно себя вести.

intervyu1

Это же совершенно не пересекается с российской действительностью!

Да, я стараюсь не делать бытовых вещей. Мне нравится создавать вселенные. Я выбираю актеров, которые считаются неформатными, люблю абсурд с его нелогичным развитием в духе Хармса. Люблю цвет и свет. Я бы очень хотела выработать свой стиль во всём. Например, в к/м «Красотка» я попробовала совместить мою любовь к абсурду и цвету и вполне жизненную историю, которая могла случиться с любым из нас. Фильм готов, но пока путешествует по фестивалям. Надеюсь, к лету мы все его увидим и узнаем, получился ли у меня этот микс.

Наверное, сейчас наш зритель приучен к чему-то более «нормальному».

Бывает, мне поступают предложения, от которых приходится отказываться, потому что я не понимаю, как это сделать, для чего, для кого. Я читаю такой сценарий, и у меня возникают вопросы: кто эти люди? О ком это? В каком мире они живут? Герои плоские, носятся на серьезных щах, беспричинно орут друг на друга.. Непонятна история. Мне не хватает в этих предложениях смысла, иронии, риска и драйва. Не хватает сатиры.

Вика Привалова. "Красотка", 2016
Вика Привалова. «Красотка», 2016

А если бы тебе предложили «компромиссный» вариант?  

Всё относительно. Сейчас, выпуская «Совместные переживания», я параллельно нахожусь в производстве мультфильма для «Весёлой карусели» от студии «Союзмультфильм». Это кино для детей про очень длинную таксу. Мне это действительно нравится. Это и работа, и удовольствие.

Мне кажется, важно себе отвечать на вопрос «чего я хочу». Я, конечно, не андеграундный маргинал и бунтарь, провозглашающий: «буду делать только артхаус и ничего кроме». Мне нравится зарабатывать. И пока я не нахожусь в положении бедствующего человека, который, чтобы прокормить себя, вынужден соглашаться на работу с вещами, которые он не понимает и не чувствует. Я бы хотела сохранить возможность говорить «нет» как можно дольше. На сегодняшний день я только на мизинец вошла в мир честности с самой собой. Сейчас вынашиваю дебют и не спешу с его реализацией, потому что ему нужно созреть. И мне нужно созреть для этих съёмок. Я себе отдаю в этом отчёт. По-моему, лучше подождать, обдумать, чем соглашаться на всё, что предлагают.

vika-gotovyj

Тебе удается найти баланс между «я хочу» и «я делаю», потрясающе!

Наверное, я сижу в правильном направлении. (смеется)

Сразу в нескольких. Ты одновременно режиссер, актер…

Я не актер. Все думают, что я умею – а я не умею. Могу играть в собственных фильмах, поскольку я знаю своих персонажей, знаю что и зачем они делают. В основном, это герои второго плана с забавным предназначением. В остальных случаях как актер я совершенно не пластична – у меня оценочное суждение на лице написано.

В любом случае ты режиссер театра, кино, мультимедиа. Существует мнение, что человеку нужно выбирать только одну область и постепенно совершенствоваться в ней. Есть и обратное – следует профессионально развиваться сразу во многих направлениях. Ты придерживаешься второго?

Нет театральной или кинематографической сферы реализации, есть художественная. Для меня не существует разделений – важно не «как», важно «что». Я нечасто встречаю таких мультилюдей, и дело не в моей невероятной уникальности. Просто у большинства не укладывается в голове сама возможность того, что можно пробовать. Я вообще чувствую себя неловко, рассказывая, что одновременно там, здесь, тут. Анимация, кино или театр? Для меня всё едино. Ремесло — разное, но это только способ, главное — уметь этим пользоваться для воплощения конкретной идеи. Этому осознанию я и учусь.  Мне кажется, очень скоро настанет момент, когда у человека будет по две профессии, и ничего удивительного не будет в том, что кто-то сразу и повар, и инженер.

Вика Привалова. Спектакль "Совместные переживания", Центр им. Вс. Мейерхольда. 2016
Вика Привалова. Спектакль «Совместные переживания», Центр им. Вс. Мейерхольда.

То есть главное – желание самовыражаться?

Не люблю фразу: «я самовыражаюсь». Я, скорее, подмечаю. Вижу событие, историю, которую хочется воплотить, думаю о ней, думаю о форме и языке. А потом начинаю отказываться от лишнего. Я монтажер, но никак не Создатель-о-идея-моя-гениальная-идея. Я «нарезаю». Очень часто режиссеры жалеют свой материал – «мы снимали эту сцену ночью на реке, я не могу это вырезать!», и зря. Кто-то очень умный сказал: режиссер – это человек, который отказывается от лишнего. Потому что все уже есть, нужно лишь правильно это приготовить.

Расскажи о том, как ты «готовила» спектакль «Совместные переживания». 

Близкий друг как-то рассказал мне историю своей первой влюбленности. В детском саду Вова был очарован девочкой в красных туфельках. Во время сончаса он подкрался к стоящим у кровати туфлям, и давай их целовать. Воспитательница, заметив это, и, видимо, не оценив душевного порыва, шлепнула его половой тряпкой. «Вот так я в первый раз прикоснулся к прекрасному», – резюмировал Вова.

У всех нас есть такие воспоминания – трогательные и нелепые, когда граффити на стене означает «мы любим друг друга, и это навсегда». Я начала собирать такие истории. Среди них – не только сентиментальные, но и истории гомосексуальных отношений, внутренних обид. Текст получился объемным и масштабным – про жизнь в целом. Каждый из нас влюблялся, и каждый переработал этот опыт по-разному. «Совместные переживания» – это буквальный и откровенный обмен опытом.

vika-privalova3

То есть искусство несет терапевтическую функцию?

Мне нравится формулировка «терапевтическое искусство». Я бы хотела заниматься этим. Но без фанатизма и желания «всех вылечить». Я хочу делать хорошо. Иногда, когда я смотрю спектакль, мне больно. Не в катарсическом смысле – просто больно. А еще чаще – мне красиво. Вместо того, чтобы переживать, я начинаю препарировать спектакль. Мне кажется, что постановка должна восприниматься как единая картина, а не как совокупность мазков.

После закрытого показа «Совместных переживаний» одна девушка-зритель сказала: «я вышла, так долго думала о том, что было в моей жизни, о том, что было у меня…». Как здорово, что она думала не о том, какой режиссер это сделал или как хороши актеры. Она думала о себе. О своём пережитом опыте. Очень важно, чтобы зритель после просмотра думал о том, где именно у него болит? Он – и есть герой или это его не касается? В сущности, главное, чего я хочу – чтобы человеку после просмотра моих работ становилось лучше.


Интервью: Наталия Дерикот

Фото: Анисия Кузьмина