Skip to content

SPACEWEEK. Заметки о фестивале

Кинообзоры и киносоветы


Фестиваль научно-фантастического кино SPACEWEEK продолжает космическую трансляцию в Новом Пространстве Театра Наций. Создатели избежали банальностей и обошлись без всем известных хитов, сосредоточившись на том, что мало доступно широкому зрителю. В программе – первые европейские фильмы о космосе с живым музыкальным сопровождением современных российских композиторов (действительно уникальный опыт), советская фантастика, документальное кино, короткометражки, видеоперформансы и Q&A с настоящим космонавтом. Итак, в самый разгар фестиваля делимся своими мыслями о показанном:

Небесный корабль (Путешествие на Марс)

Логично, что фестиваль открывал «Небесный корабль» (1918) датского режиссера Фореста Хольгер-Мадсена – фильм, который считается первым полнометражным сай-фаем. Хольгер-Мадсен следует по стопам Жоржа Мельеса, автора первого научно-фантастического фильма в истории кино («Путешествие на Луну» 1902), и отправляет своих героев в путешествие на Марс.

Местами забавный и наивный «Небесный корабль» – образец виртуозного балансирования на границе примитивного и серьезного кино. Забавен он с точки зрения футурологии и космологии, наивен – из-за бинарности представленного мира. В фильме вы увидите космический корабль в виде дирижабля, инопланетное здание в виде садовой беседки, марсиан в античных робах и десятки физических и астрономических неточностей, на которые, однако, не стоит обращать внимание, ибо не это главное. Главное – показать человеку, что он перестал быть человеком.

По сюжету сын известного астронома строит космический корабль, собирает команду и отправляется на Марс, который оказывается совершенно не тем, что от него ожидали. На Марсе есть кислород, привычная для землян еда (но только фрукты), а обитатели планеты представляют из себя воплощение всего светлого, что только может быть в человеке. Марсиане добры и миролюбивы, они не убивают и не едят мясо. Их невинность противопоставлена земной склонности к насилию. И здесь важно помнить, что фильм снимался в конце Первой мировой войны, так что изображение такой «чистой», намного более человечной чем сами люди цивилизации воспринимался как пацифистский крик о помощи и попытка миротворчества.

Для тех, кто любит science-fiction, небанальное немое кино, а также редкие находки – советуем еще несколько «космических» фильмов. В первом советском фантастическом фильме «Аэлита» (Яков Протазанов, 1924) речь также о Марсе – но марсиане и земляне меняются ролями: на Марсе правит тираническое большинство, земляне же смотрят в светлое коммунистическое будущее. Если абстрагироваться от идеологической повестки, можно увидеть потрясающие конструктивистские декорации и костюмы, выполненные художниками-авангардистами Александрой Экстер и Исааком Рабиновичем и предвосхитившие архитектуру «Метрополиса» Фрица Ланга.

Кадр из фильма «Аэлита» (х/ф реж. Я. Протазанов, 1924)
Кадр из фильма «Аэлита», 1924

Кстати о Ланге – именно он изобрел обратный отсчет при запуске ракеты (не только в кинематографе, но и вообще) в фильме 1929 г. «Женщина на Луне». Ланг приближается к реалистичному научному изображению и достоверности, в то время как его герои разыгрывают чисто человеческие нравственные конфликты в космическом пространстве.

В рамках фестиваля также показывали «Космический рейс» (Василий Журавлев, 1935) – советский фильм о путешествии на Луну, сценарий которого был написан при участии и консультировании Константина Циолковского. Циолковский остался доволен, и мы тоже – здесь и Москва 30-х, и детально проработанный ракетоплан, и инновационные съемки сцен в невесомости, и космическая команда мечты: академик, его аспирантка, незаметно пробравшийся на корабль мальчишка и кошка.

Оторванные от настоящего

Кадр из фильма «Оторванные от настоящего»
Кадр из фильма «Оторванные от настоящего», 1997

«Оторванные от настоящего» – уникальный документальный фильм, созданный румынским режиссером и философом Андреем Ужицей в 1997 г. Пролог и эпилог снимал знаменитый оператор Тарковского Вадим Юсов, и это первый случай съемки фильма на пленку за пределами Земли.

Основная же часть «Оторванных от настоящего» – смонтированные воедино фрагменты видеодневников последнего советского космонавта Сергея Крикалева, который провел на станции «Мир» десять месяцев в 1991-1992 гг. За это время сменилось правительство, и СССР прекратил свое существование. В ключевой момент дневниковые кадры прерываются архивными съемками Августовского путча. Земля в огне – будни космонавтов же не меняются. Дневники Крикалева документируют повседневные аспекты жизни на станции, будь то научные эксперименты, наблюдения за Землей, прием пищи, занятия спортом в невесомости, связь с Землей и общение с семьями, попытка попить Колу из банки, стрижка (спойлер: задействовано что-то вроде мини-пылесоса) и даже воспроизведение (вольное или невольное) сцены из «Доктора Стрейнджлава».

Кадр из фильма «Оторванные от настоящего», 1997
Кадр из фильма «Оторванные от настоящего», 1997

Когда журналисты спрашивают у Сергея Крикалева после путча, что его больше всего поразило в этой ситуации, он отвечает: то, как сменяются времена года на Земле, пока он наблюдает за ней из космоса. Пока находишься в огромном бесконечном космическом пространстве, понимаешь, что такое событие, как путч, — ничто в масштабах Вселенной. Основываясь на этом, Ужица выстраивает документальное повествование, в котором локальное остается локальным, а глобальное – глобальным.

Не думаю, что в истории научно-фантастического кино найдется что-либо похожее (да и не фантастика это вовсе), но имеет смысл пересмотреть классику сай-фая, которой создатели фильма совершают явный оммаж: «2001: Космическая одиссея» Кубрика и «Солярис» Тарковского (финальные кадры из которого Юсов вставляет в снятый им эпилог).

Икар-1

Кадр из фильма «Икар-1», 1963
Кадр из фильма «Икар-1», 1963

Кубрик, в свою очередь, вдохновлялся чешской космической одиссеей Индржиха Полака «Икар-1» (1963), действие которой происходит на космическом корабле в 2163 году. Эта экранизация романа Станислава Лема «Магелланово облако» — один из немногих примеров обращения чешского кино к научной фантастике.

Итак, в будущем человечество отправляет группу ученых-колонистов в систему Альфа Центавра на поиски пригодных для жизни планет. Пассажиров ждет долгое путешествие, за время которого на Земле пройдет пятнадцать лет. На пути команда «Икара-1» встретит старый земной корабль из ХХ века, когда люди повсеместно убивали друг друга, и попадет под влияние радиоактивного поля, которое будет отнимать у них силы. «Икар» достигнет своей цели, хотя действие так и не выходит за рамки корабля – нет никаких спекуляций, монстров или зеленых человечков.

Кадр из фильма «Икар-1», 1963
Кадр из фильма «Икар-1», 1963

Фильм показывает те же будничные вещи, что и в «Оторванных от настоящего», только в фантазии о том, какими они будут спустя двести лет. Создатели изобретают систему питания, космические оранжереи, спортивные залы и танцы будущего. Естественно, огромное внимание уделяется устройству и архитектуре самого корабля, его футуристичным коридорам и овальным комнатам (привет, Кубрик), гигантским мониторам, вездесущим камерам, почти живому головному компьютеру. В сочетании с черно-белой палитрой и игрой светотеней все это поразительно напоминает эстетику фильмов-нуар.

Несмотря на оптимистичную концовку, сквозь всю ткань фильма проходит ощущение паранойи, одиночества среди толпы, отстраненности, отрешенности и – в некоторые моменты – обреченности. Представьте героев Антониони в космических декорациях в стилистике нуара – вот что такое «Икар-1».

Кадр из фильма «Первые на Луне», 2005
Кадр из фильма «Первые на Луне», 2005

Если вы так и не сходили на фестиваль, у вас еще есть шанс это исправить. Киновед Петр Багров покажет несколько редких короткометражных фильмов из коллекции Госфильмофонда. Также вы сможете увидеть первый британский научно-фантастический фильм «Послание с Марса» (Уоллет Уоллер, 1913) и раннюю короткометражку Жана Ренуара «Чарльстон» (1927) (переплетения французского авангарда и научной фантастики вообще любопытны: смотрите также «Париж уснул» Рене Клера). Обе картины представляют далеких пришельцев, которые выглядят намного более разумными и гуманными, чем люди. Закроет фестиваль мокьюментари Алексея Федорченко «Первые на Луне» (2005), полнометражный дебют режиссера и один из редких образцов жанра в отечественном кино (о глубине мистификации лучше всего скажет приз за лучший документальный фильм от жюри Венецианского фестиваля). Фильм представит сам Федорченко и после показа ответит на вопросы зрителей.


Автор: Анастасия Голубева