Skip to content

Как попасть в объектив streetstyle-фотографа? Отвечают Адам Катз Синдинг и Диего Зуко

Мы вроде как движемся в верном направлении и встаем на ноги в этой области, но все же до Парижа, Милана, Нью-Йорка и других модных столиц нам далековато. Там, конечно, все совсем иначе. «У них есть доступ к крутым брендам», «индустрия моды на другом уровне» – мы готовы придумывать любые оправдания тому, что происходит на наших улицах. Но выглядеть стильно – это не собирать в одном образе самые острые тренды сезона, не заковывать себя в непонятные и неудобные конструкции, дабы привлечь внимание. И если вы гарцуете по столице в Loubutin с удобно примостившейся Louis Vuitton на плече, а ваши прекрасные глаза защищают от солнца Miu Miu и время от времени вы кладете их в карман Burberry, это не значит, что вас непременно назовут иконой стиля. Вы скорее рискуете услышать вслед «бузвкусица». И тут-то стоит обратиться к тем, кто, по сути, определяет что такое streetstyle. Это не столько дизайнеры или редакторы модных изданий, сколько фотографы, глядя на снимки которых мы делаем определенные выводы. Для RussModa Magazine я и главный редактор Лиза Минаева побеседовали с Адамом Катз Синдингом (Le 21 eme) и Диего Зуко (The Oursider).

theoutsider1
The Outsider (Diego Zuko)

Юля: Адам, мы познакомились с тобой полгода назад. Тогда ты сказал, что street-style в России – это ужас

 

Адам: Тут все сложно…

Ю: А что теперь? Это уже твой второй визит на Mercedes-Benz Fashion Week Russia. Что изменилось?

 

Адам: Мне кажется, этот сезон лучше. Мы с Диего, к сожалению, провели не так уж много времени на площадке Недели моды из-за особого расписания. Мне кажется, если организаторы хотели бы сделать мероприятие успешным и процветающим, то они сделали бы расписание наподобие «реального города» и начали шоу в 10 или 11 часов утра. Мне нравится, что я смогу выспаться, но если шоу начнется утром, и люди будут вынуждены проснуться, вылезти из кровати, чтобы посмотреть на работы дизайнеров… Это будет более реалистично. Это будет похоже на настоящую моду. Люди видят в Неделе моды вечернее мероприятие, куда они могут надеть красивые платья, высокие каблуки, и это полностью меняет общую картину. Хотя, вообще днем не надевают то, что годится для вечернего выхода. Так что это нечто на уровне психологии

Диего: Еще мне кажется, что люди перестали много гулять, теперь все передвигаются на машинах. Те, кто просто прогуливается по улице, не будут теми же людьми, которые ходят на показы. И в этом есть смысл. Если взять, к примеру, показ в Париже или Нью-Йорке, или где-либо еще, то он начнется в 9-10 утра. Но у вас в России иначе. В прошлом сезоне мы пришли на показ, он начался в 4 или 5 вечера, и это плохо. То есть у нас был только час или полтора, чтобы сделать свои снимки, когда в Париже – около 10 часов. В этом-то и разница. У вас лучшие показы проходят около 10 вечера, поэтому самые крутые и стильные люди приходят ночью, но ты уже не можешь сфотографировать их. Ты наблюдаешь за ними во время показа и за сценой, но думаешь: «Ну, света больше нет»

Адам: Да, это печально. Но в любом случае, этот сезон лучше прошлого

Лиза: Знаете, есть такие люди, которые хотят одеваться совершенно безумно, и это выглядит ужасно. При этом они считают, что уличный стиль именно такой. Если я надену что-то такое же сумасшедшее, то меня, безусловно, будут постоянно фотографировать. Вы наблюдали такое?

 

Д: Все зависит от того, что ты ищешь, конечно. Многие фотографы снимают подобное. Люди такого стиля привлекают внимание, поэтому находятся те, кто будет их фотографировать. Я не собираюсь быть как они, потому что ищу нечто на самом деле уникальное

А: Сегодня, чуть ранее, мы давали интервью, и Диего высказал такую идею о недостатке индивидуальности уличного стиля. И это главная проблема, которая приведет его к падению. Люди одеваются с определенной идей – чтобы их фотографировали. «Я хочу быть замеченным, я хочу надевать больше, чтобы на меня обращали внимание. Я надену золото, стразы, блестки, приведу в порядок мои волосы и макияж, надену самые высокие каблуки, на которых ты с трудом будешь ходить в огромном платье, потому что это привлечет внимание фотографов». Но это не так. Если я увижу такую девушку, то только подумаю: «Что за черт, что она на себя напялила?». Это похоже на то, будто она идет на бал Золушки. И тут же другая девушка идет, например, в New balance или Reebok, в каких-нибудь штанах и футболке с хаосом на голове. И вот она выглядит здорово! Вот что она действительно бы надела. Вот что я хотел бы снять на свою камеру – девушку, которая является собой. Тут не так много таких людей, как, например, в Нью-Йорке или Лондоне, особенно в Лондоне, где надевают костюмы, будто театралы

Д: Хотя всё равно много людей, которые их фотографируют

А: Потому что это помогает продвинуться. Если бы я был на своих первых сезонах, я бы тоже возможно их заснял. И не потому, что я не увидел ничего лучше. Ты фотографируешь, потому что это впечатляет. И это работает, приносит свои плоды

21(3)_1024x681
Le21eme (Adam Katz Sinding)

Ю: В чем ваш секрет? Я слышала от многих людей-стритстайлеров слова вроде: «Le21eme никогда не снимет мой стиль, хотя все остальные – несомненно»

 

А: Нет никакого секрета. Для меня наибольший трюк – это прикинуться, что я не существую. Вроде прийти на шоу, будто нас там не будет. Будто никто не будет тебя там фотографировать. Надеть то, что ты хочешь надеть. Может ты хочешь впечатлить людей, с которыми будешь сидеть в первом ряду, быть для них или для фотографов креативным. Но дело не в привлечении внимания и не в том, чтобы быть замеченным, а в том, чтобы быть собой. Это не чертов Оскар, все должно быть нереально. Например, если девушка идет на показ Fendi, и она с ног до головы одета в Fendi, я, скорее всего, сфотографирую ее, потому что она все-таки сама выбрала этот наряд, и он ей подходит. Она представляет нам красивый, лоснящийся look голубого цвета… Такая девушка само собой будет на высоте. Или она одета в ярко-красное облегающее платье и в меха. Но это все еще представляет ее такой, какая она есть, несмотря на то, что ее одел бренд. Она не станет надевать на показ как можно больше вещей, не возьмет три сумки только для того, чтобы выделиться. Но в этом есть и своя сложность. Мне интересно, что бы она надела, если бы Fendi не предоставил ей это платье?

Ю: Значит, идея в том, чтобы найти людей, которые одеваются соответственно своему внутреннему состоянию?

 

А: Да. Это то, что представляет из себя мода, и поэтому она популярна. Но как только вы вкладываете в нее деньги, как только появляется эта торговая составляющая… Ты можешь фотографировать просто look, или ты можешь поймать момент, когда человек представляет себя таким, какой он есть. Мне, конечно, нравится видеть людей, которые хорошо одеты. Но куда более интересно наблюдать за тем, как они ведут себя в обычной жизни. Представьте, вот человек, окружен просто стеной фотографов, все его щелкают.  Я в это время обычно стою в стороне, ни разу не нажав кнопки затвора. И тут этот человек смотрит на меня, и все в миг оборачиваются тоже. Я думаю: «Что вы все на меня уставились? Меня здесь нет, не смотрите на меня». Я просто жду, а модель уже думает, мол, этот засранец не хочет меня фотографировать. Но когда она закончит, и все начнут собираться на показ, в эти 1-2 секунды я сделаю свои снимки, на которых она перестанет играть. Она настоящая. И неважно, что она так хорошо выглядит. Одновременно ты передаешь идею образа, при этом раскрываешь ее саму

Л: Это действительно замечательная идея. Полностью поддерживаю

Д: Есть люди, которых ты хочешь сфотографировать, потому что они выбрали отличный прикид, и он тебе также нравится. Они хорошо получаются на снимках и потом продают их. Я сторонник рекламы. Я, правда, понимаю и другую сторону о реальности и прочем, но я ищу что-то для коммерции, когда люди могут опубликовать это и продать. Иногда мне кажется, будто я принимаю участие в чем-то, что мне не очень-то и нравится. Но, например, Fendi, о котором мы уже упоминали, создает действительно хорошие вещи, которые после появляются в журналах. Фотографии разойдутся по блогам, и люди потеряют головы от их сумочек! Это само собой разумеющееся. То есть, существуют две стороны: оригинальная, более реальная к людям, когда они надевают, что хотят, и не заботятся ни о чём; и более коммерческая, что и хорошо, и плохо одновременно

А: То, что не делает деньги, в конце концов, себя изживет. Но, если вещи приносят слишком много денег, тогда они потеряют свою подлинность, особенность, и про них тоже забудут. Сейчас так много фотографов, потому что на этом можно делать деньги. Представьте, мы идем на показ Chanel, шоу скоро начнется, и ты уже слышишь, как внутри играет музыка, но снаружи до сих пор стоят 700 человек

Д: При том фотографов куда больше, чем тех, кто просто пришел на показ

Л: Мне интересно, что вы думаете о людях, которые говорят: «Пойду на streetstyle Valentino»?

А: Правда? Они называют это так же, как и мероприятие?

Л: Да-да. Вот показ Valentino, но они на него не приглашены, поэтому они говорят: «Окей, пойду на их streetstyle»

 

А: Это можно увидеть: девушка прямым ходом идет в сторону места проведения показа, и тут в одну секунду она просто разворачивается и идет обратно… «Что?». Это вызывает недоумение

Д: Она получит свои снимки, возможно, штук 50 и идет обратно. Мы даже видели случаи, когда девушки приходили на одни показы, но не посещали другие, они только светились вокруг и, в итоге, проходили мимо

А: Я помню действительно запоминающееся лицо. Это было пару лет назад на показе в Нью-Йорке. Эта девушка была блогером. Она ехала на велосипеде в сторону очень известного шоу в очень известном месте. Одета в красивое платье, то было рано утром. Вот она едет мимо и спрашивает: «Что здесь происходит?». Мы ей ответили. Мы были знакомы, но она говорила: «ой, а я даже не в курсе, я просто возвращаюсь домой». Но сейчас я знаю, что она даже не жила в этом районе! Я немного недолюбливаю такое, но, с другой стороны, если б мне нужен был способ, чтобы засветиться, и за это не нужно было платить… Если для это нужно просто встать с кровати и приодеться, то почему нет? Не знаю. С другой стороны, думаешь: «Что, она даже не собиралась идти на шоу?»

Д: Да, это немного грустно. Мне не хочется делать фото того, кто в принципе даже не собирался на показ. Есть одна блогер, которая постоянно пишет мне адреса показов, чтобы я там показался. И у нее есть чувство стиля, но у меня нет желания ее сфотографировать

А: Точно. Как будто она уже совсем отчаялась. Диего более дружелюбен к людям, чем я. Моя цель – остаться отдаленным от всех настолько, насколько это возможно. По крайней мере, в дневное время. Мне не хочется испытывать со стороны чувство назойливости. Пусть человек идет мимо и не придает мне никакого значения, будто он не знает, кто я такой, ему всё равно, что я делаю его снимки. Я не хочу, чтобы люди взаимодействовали со мной. Не хочу, чтобы они вели себя иначе в зависимости от того здесь я или нет. Мне хочется запечатлеть подлинный момент.
Вспоминаю свои первые работы – никого ничего не волновало и у меня выходили обалденные снимки! Никто не смотрел на меня, никто не улыбался, всем было всё равно. С каждым сезоном я теряю возможности сделать подобное

21_1024x681
Le21eme (Adam Katz)

Ю: Каждая 15-летняя девочка мечтает попасть в объективы ваших камер

 

Д: Тогда я буду почаще посещать Москву!

А: Это круто. Но, например, когда мы проводили съемку перед Манежем, и люди собирались на показ, одна девушка подошла ко мне и спросила…

Ю: Можете меня сфотографировать?

 

А: Да. Но это ничего. Вопрос не был проблемой. Проблема – в моем ответе на него. Я сказал: «Конечно, да, но только в реальный момент», тогда она спросила, может я хочу, чтобы она прошлась или что-то еще, но я ответил: «Нет-нет, просто веди себя так, будто бы меня здесь нет»

Ю: Но я помню, что меня ты попросил пройтись

А: Это был мой первый раз здесь, когда я увидел тебя, и подумал: «Хорошо, ты неплохо одета и ты классная», и я не мог понять, почему ты одета так легко в такой холод. Но в тот момент я хотел сделать фото. Тогда не было много людей вокруг, и я понимал, что мне нужно будет самому поставить кадр. Это не моя прихоть заставлять людей что-либо делать. И ты видишь – в этом сезоне, я не прошу тебя ни о чём по двум причинам: первая – я знаю тебя, и если я попрошу тебя что-либо сделать, то ты будешь больше позировать, чем раньше. Потому что сейчас мы знакомы. Сейчас у нас другое общение. Тогда мы были незнакомцами, между нами был некий дискомфорт. Сейчас все проще, так?

Ю: Значит, людям лучше не здороваться с тобой?Лиза: Мы больше тебе не будем говорить «Привет»

 

А: Как только солнце сядет, то приходите поздороваться. Но это правда: я увидел вас, прогуливающихся перед Манежем, и захотел сделать фото, но потом кто-то из вас посмотрел на меня! Совсем другое дело, если бы вы меня не знали. Это моя чокнутая психология, проблема во мне. Диего бы хотел, чтобы вы, наоборот, смотрели в камеру

Д: Я снимаю совершенно другие фотографии. Если мне нужно увидеть вас, то вы должны посмотреть на меня

theoutsider3
The Outsider (Diego Zuko)

Ю: Большинство русских фотографов просят нас об этом. Они подходят, здороваются, мы знакомы друг с другом, и они просят нас пройтись и все в этом духеЛиза: Знаете, что интересно, я не помню, что это было за шоу, и ко мне подошли 2 девушки из разных агентств, обе снимали для Германии и они обе взяли меня за руку и сказали: «Ты идешь сюда, смотришь так и делаешь это»

 

Д: Есть связь между всеми теми людьми, что участвуют в Неделе моды. Мне нужен снимок, и я вижу вас, вижу вашу одежду, вижу, что юбка, или что у вас там,  прекрасно сидит, могу разглядеть вашу обувь и не могу сделать снимок, вы просто проходите мимо, потому что слишком много людей вокруг. Я вижу таких людей,и  понимаю, что снимок получится неудачный и журнал это не оценит

А: Именно

Д: Так что у этой истории две стороны – «веди себя естественно» и «не смотри на меня». Все сложно. Я понимаю, как сложно вставать каждое утро, наряжаться и видеть всех этих людей, которые только и хотят, что сфотографировать вас. Это тяжело. И тем, кто работает непосредственно с модой и ходят на съемки, им приходится делать все эти приготовления

А: В описании профессии об этом ни слова

Д: Да, точно. Работа состоит в том, чтобы выглядеть хорошо, смотреться красиво и появляться в журналах.

Ю: В каждой стране, на каждой Неделе моды есть свой язык уличного стиля. Какой он у России и есть ли он вообще?

 

А: Определенно есть. Думаю, в прошлый раз я видел одежду не одного сезона, скорее всего, из-за холода. Когда мы думаем о России, мы сразу представляем холод, мех, косынки – это ваш язык. В этот раз я такого не увидел, может из-за климата, может люди просто стали больше на себя надевать

Ю: Думаю, как раз таки из-за того, что люди не могут предугадать погоду, этот сезон получился совсем другим

 

А: Фотографии этого сезона более полезны, универсальны, нельзя сказать, что это Москва. Но в прошлом сезоне ваши особенности были более очевидны – все были в мехе.

Ю: Все пытаются снять мех, потому что он напоминает о зиме

Л: Мы от него устали

 

Адам: Возможно и так. Москва – не столица моды, какими являются Нью-Йорк, Лондон, Милан, Париж. И большинство российских дизайнеров, которые получили мировое признание, не делают показы в Москве. Они все едут в Париж, Нью-Йорк, Лондон, куда угодно. Ничего страшного в этом нет

Ю: Итальянский стиль одним словом

 

Адам: Я бы сказал сверкающий

Л: Лондон?

 

А: Уникальный. В хорошем смысле. Мне действительно очень нравится лондонский стиль

Ю: Нью-Йорк?

 

А: Реклама

Л: Париж?

 

А: Лучший. Прекрасный

Ю: Токио?

 

А: Сумасшедший

Л: Москва?

 

А: … Это сложно. Она между Нью-Йорком и Миланом, наверное. Не могу подобрать одно слово, чтобы описать стиль

Д: Впечатляющий, почему нет?

А: Да. Но я не могу подобрать слово. К тому же, вы должны понимать, что я не хожу тут на показы, как делаю в других городах. Например, если вы попросите меня перечислить ваши бренды – я не смогу. Многие здесь носят русские бренды, так? Если приехать во Францию, то вы увидите, что они носят что угодно, но не французские бренды. Американских дизайнеров, японских дизайнеров, там все по-другому

Ю: Но стоит отметить, что на самом деле мало кто в России носит российских дизайнеров…Лиза: У людей еще со времен Советского Союза укоренилось в голове, что все, что сделано в России – мусор

 

А: Но тоже самое я чувствую по отношению к Америке, везде так, кроме, наверное, Франции и Италии

Л: В США есть шикарные бренды

 

А: Ну и что. Так везде. Люди покупают Dior, потому что они хотят купить образ жизни, но вы не увидите людей в Штатах, носящих российских дизайнеров так много, как это делают здесь. То же самое в Дании – люди носят отечественных дизайнеров, поезжайте в Швецию, увидите людей, одетых по швейцарской моде Я имею в виду, что американцы, наверное, единственные, кто носят европейские вещи больше, чем свои. И это здорово, что россияне носят вещи здешних брендов. Это отчасти отличает вас от других стран и создает такой своеобразный колорит. Русский streetstyle только набирает обороты. Я уверен, через пару-тройку сезонов все будет иначе.


Специально для RussModa Magazine